fbpx

Алдона Групас. Мой зимний бизнес. #1

Алдона Групас. Колготки на продажу

Клайпеда

В конце 80-х прошлого века Литва стала приобщаться к бизнесу, как тогда говорили: «товаров народного потребления». Я тоже решила вступить в ряды отечественных производителей и заняться модным тогда бизнесом по вязанию женских колготок. Купила вязальную машинку и установила на кухне. Рабочее место готово, пора становиться миллионером.

Оказалось, что знакомая Броня из городской поликлиники, вяжет на машинке разные красивые вещи. Мы с ней подружились, и она научила меня вязать колготки из хлопковых ниток. Два – три дня обучения, и я начала производить товар народного потребления сама. Мне нравилось придумывать разные узоры и воплощать их в изделиях. Получались очень красивые колготки белого цвета с ажурными узорами по бокам. Но уже вся женская часть Клайпеды щеголяла в подобной красоте. Где же взять ещё женских ножек для моих изделий?

Мама написала приятельнице Оле, которая жила в Алма-Ате. Почта тогда работала хорошо, и ответ с приглашением мы получили очень быстро. Оля сообщила, что колготками торгуют на базаре лишь пара женщин из Латвии. Вот он – шанс стать международным бизнесменом! Я скупила колготки у вязальщиц и собрала 200 штук; набила товаром три чемодана; пошла в кассу Аэрофлота и купила билеты в Алма-Ату и обратно на две недели.

Вот и наступил день вступления в ряды международных бизнесвумен. Клайпеда – Вильнюс – аэропорт. Рейс Вильнюс – Алма-Ата был с 4 посадками: в Москве, в Туле и ещё двух городах, которые не помню. Помню лишь, что стоял лютый февраль. В тульском аэропорту надо было выйти наружу, чтобы пройти в зал ожидания. А на улице – 40℃, а мы только кофты надели. Бррр! Такого холода я ещё никогда не ощущала.

 

Алма-Ата

Тогда столица Казахстана называлась Алма-Ата. Прилетела я ночью, никто не встретил. Такси привезло по адресу в какой-то дальний район с бараками. Фонарей нет, темно, как у негра подмышкой, не видно в какую дверь стучать. Хорошо, что таксист помог, нашёл нужный барак, посветил зажигалкой и нашел нужную дверь. Постучалась и мне открыли.

Я никогда не видела Ольгу, но сразу узнала по фотке. Это была худощавая высокая блондинка с короткой стрижкой и голубыми глазами. Она сразу поняла кто я и стала извиняться, что не встретила. Ей почему-то показалось, что я не прилечу. А мне это показалось очень странным, тем более, что я выслала телеграмму с номером рейса и временем прибытия. Но, да ладно, главное я уже в доме. Маленькая квартира в большом бараке, отапливаемая печкой; две комнаты и кухня. Мне достался угол в гостиной. Спасибо и на этом.

Рано утром Олины родители уже суетились на кухне, растопили печку чтобы гостье было тепло, готовили завтрак. Это были очень милые пожилые люди: отец – ветеран Великой Отечественной, мать – пенсионерка, милая женщина. Сама Оля работала преподавателем русского языка и литературы в Казахском государственном университете.

Мама Оли готовила разные казахские блюда: манты, бешбармак, сорпа. Особенно мне понравились манты, похожие на наши вареники, но вкус совсем другой. В фарш-начинку к баранине добавляли тыкву, лук, чеснок, специи. Слепили манты и сварили на пару в специальной мантоварке. Вкуснятинааа! И все это из баранины, которую я в Литве терпеть не могла. А тут трескала за обе щеки. Угощали меня чаем с молоком, урюковым вареньем и чем-то похожим на блины. На самом деле это были шельпеки. Кажется, что тут особенного блины да блины, а нет.  Их Олина мама пекла в высокой кастрюле с толстыми стенками. Тогда я не видела ещё такую кастрюлю, которую называли казан, но помню  удивительный вкус шельпеков в те ранние февральские утра в Алма-Ате. А ещё была удивлена тем, как покупают молоко. Надо было вставать в 5 часов утра и стоять в очереди чтобы получить 1 литр. Отец Оли сказал, что в магазине они покупают молочный порошок, растворяют в кипячёной воде и смешивают натуральным. Неужели в Казахстане нет коров? Попробовала я и национальный напиток кумыс, но он мне не понравился – какой-то кислый, как прокисшее молоко. А ещё я узнала, что казахи едят конину. Ну надо же! Удивления в этой стране меня не покидали до самого отъезда.

Оля меня познакомила с соседкой по имени Изат – молодой девушкой, которая согласилась помочь показать мне город и   сопровождать на знаменитый Зелёный базар.   

Ехали на трамвае. Ближе к центру показались высокие многоэтажные дома, оплетенные ажурной бетонной сетью разных цветов. Оказалось, что это сделано для того чтобы солнечный свет летом, когда очень жарко не попадал в комнаты. А еще это оберегает от разрушения дома во время землетрясения. Так здесь ещё и землетрясения бывают? Ужас!

Зелёный базар источал восточные ароматы. Главным был запах яблок. У нас в Литве тоже много яблок, но такой удивительный сорт Апорт и такой запах я ощущала впервые. Ведь Алма-Ата в переводе с казахского означает «яблочный». А от гор специй, пряностей, урюка, изюма, кураги и их аромата кружилась голова! Здесь я впервые увидела корейскую морковку – пряную, масляную, натертую тонкими полосками. Я подумала, что ее привезли из Кореи, но Изат только рассмеялась от моих догадок, но не объяснила почему так называется.

Это всё было в павильоне, а нам с колготками пришлось стоять на улице, на легком морозце. Я представляла себе, что тут же образуется очередь, и у нас вмиг все раскупят. Но не тут-то было! До обеда продали 4 из 200! Что делать? Стоявшая рядом женщина посоветовала сдать колготки в универмаг.

Центральный универмаг большой, много отделов. Прогулялась, осмотрелась, нашла нужный отдел. Везде разговаривали по-русски, и все написано по-русски. Неужели у них нет своего языка?

Заведующая универмагом была русская женщина преклонного возраста, с высокой каштановой копной волос на голове. Я изложила ей свою концепцию бизнеса, показала колготки, и она мило согласилась принять в отдел мою продукцию. Позвала к себе в кабинет товароведа Замиру, познакомила нас и сказала ей принять мой товар.

Пришла к Изат с хорошими новостями. Изат стояла замерзшая, но в хорошем настроении – продала 10 штук.

Я поделилась своим удивлением, что все казахи говорят на русском языке. Она объяснила мне, что русификация началась в Казахстане тогда когда местное население уменьшилось в 30-е годы, приехали русскоязычные люди, много людей было депортировано в Казахстан в сталинские времена. Много людей из других стран приехали поднимать целину. Вот так и пришел русский язык в Казахстан.

На следующий день отнесла 50 штук в универмаг попробовать как пойдёт продажа. В этот день уже продажи улучшились и 10 колготок продали без труда. У нас появилось свободное время, мы решили посмотреть Алма-Ату. Погуляли по городу, и опять у меня удивление. Фонтаны все работают, бежит вода, а по бокам горы льда. Очень странно! В Литве всегда фонтаны отключают на зиму, а тут может, никогда не было зимы и такая зима в первый раз?

Перед отъездом из Литвы я мечтала о настоящем восточном кофе в восточной стране, но ошиблась – везде пили чай. На третий день я так соскучилась по кофе, что, как только увидела кафетерий, побежала туда. За стойкой бара стоял светловолосый, высокий и красивый парень и разливал кофе в стаканы. О, Боже! Кофе в стаканы? Ну думаю ладно, может, это казахская традиция? Подошла моя очередь и я попросила стакан кофе. Парень как будто не слышит меня, я опять повторила, и опять не обращает внимания на меня. Да что же это такое? Я разозлилась и строго спросила:

  • Почему Вы меня не обслуживаете? Я так плохо выгляжу?

Он улыбнулся и сказал:

  • Девушка, Вы выглядите великолепно, но такой кофе пить не будете.

Я даже рот разинула.

  • ???
  • Это кофе из цикория.

Вот так поворот. Так я не получила в Алма-Ате кофе.

С утра на базар, как на работу. Постояли, попродавали, потом вкусный обед, хотя Олина мама и просила не задерживаться и не наедаться, но разве можно пройти мимо восточных вкусняшек, которые готовят на улице у всех на виду!

Так мы поработали на рынке еще 4 дня. В последний день подошел один узбек (я уже научилась отличать узбеков от казахов) и попросил 10 штук. Вот это да! А у нас уже и нет столько. Он рассердился, что-то начал бормотать, поняла только, что у него 7 дочек. Дааа.

Прошла неделя, и я освободилась от товара, немного заработала от продаж на базаре, а в универмаге получу деньги, когда продадут всё.

Ну, и отлично! Не надо больше идти на базар, можно и по городу погулять, и на Медео съездить, и индийский магазин навестить, и в ресторан сходить.

Изат купила на вечер билеты в театр, а утром повезла в индийский магазин. Я изнемогала без кофе. Но, к сожалению, в индийском «Ганге» кофе не было, но зато я накупила разных безделушек себе и подарки своим друзьям: браслеты, бусы, серьги, кольца.

Вечером пошли в театр. Посередине зала висела огромная хрустальная люстра, а большая и красивая лестница вела на балкон, где у нас оказались места в первом ряду. Спектакль был тяжелый – трагедия сталинских времен, как КГБ арестовали ни в чем не повинного ученого и заставили под пытками признаться в том, что он не делал. Все-таки я услышала казахский язык с синхронным переводом на русский через наушники, и ещё раз удивилась продвинутости казахов. В Литве такой спектакль был в те времена невозможен.

Но вот наступил день, когда я получила долгожданный кофе! Мы едем на Медео! День был холодный, но солнечный. Старый автобус (у нас в Литве таких уже не было) еле пыхтел, мне казалось, что он вот-вот заглохнет, и придётся идти и толкать. Но к удивлению – доехал! Вот знаменитый высокогорный ледовый стадион – «фабрика конькобежных рекордов». Вдали –  снежные горы, в небе – сияющее солнце, рядом гора Мохнатка, заросшая огромными елями, прямыми, как темно-зеленые солдаты, охраняющие свою территорию. Красота неописуемая.

Полюбовалась и скорее в ресторан. Наконец-то кофе – индийский растворимый. Выпила одну чашку, показалось что слабоват, попросила сделать покрепче, выпила вторую чашку и конечно же не устояла перед третьей. Вот она – моя доза – кайф!

После Медео вернулись в город, и Изат затащила меня в национальный ресторан. Он напомнил мне поезд. По правую стороны были окна до пола, а по левую сторону, как купе были кабинки с низким столиком и подушками для сиденья, вышитыми красивыми разноцветными узорами. Подошли мы к свободной кабинке, сняли сапоги, шубы, одним словом «вылупились из своей скорлупы» и уселись на подушки. Для меня было очень неудобно. Принесли уже знакомый бешбармак, но на столе нет приборов.

  • Как же есть без ложки или вилки? – спросила я.

А Изат, смеясь сказала:

  • Бешбармак в переводе означает пять пальцев, вот и ешь пальцами!

Ну уж нет, я так не привыкла и попросила официанта принести мне столовые принадлежности. Изат начала рассказывать, как готовится настоящий казахский бешбармак. Я ела до того момента, пока не услышала про баранью голову, или конину, или даже верблюжатину. Я остановилась.

  • Не буду есть ничью голову! – строго сказала я.

– Не волнуйтесь, в ресторанах не используют головы животных для еды.

Но аппетит уже пропал.

На другой день я зашла в универмаг и с радостью узнала, что мой товар продан. Мы решили отпраздновать завершение моего бизнес-тура и заказали столик в ресторане.

Большой ресторан был полон. Посередине стоял стол, украшенный разными фруктами и сладостями. Фрукты в феврале! Вот это да!

Обслуживающий наш столик молодой парень-казах спросил:

  • Откуда Вы?
  • Из Литвы.
  • А, знаю, это Рига, я там служил.
  • Нет, нет! Рига – это Латвия, а я из Литвы. Вильнюс.

Мы посмеялись, и я заказала шампанское и ассорти. Вместе с шампанским официант принёс тарелку с нарезанными кусочками мяса.

– А где ассорти! – вскрикнула я от удивления.

– Как где? Вот оно! – официант показал на тарелку.

О боже! Казахское ассорти – это вам не коробка шоколадных конфет. Это было уроком: когда выбираешь блюдо, читай под названием, что в него входит.

Ничего страшного! Мы пили шампанское, смеялись, закусывали мясным ассорти, меня приглашали на танец, и я радовалaсь, что жизнь удалась, и сколько всего вокруг, «мой друг Горацио, на свете, что неизвестно нашим мудрецам».

На следующий день я забрала деньги в бухгалтерии универмага. Вышло немного меньше чем я ожидала, но это плата за мою комфортную жизнь. За все надо платить. Я распрощалась с моими новыми друзьями, Изат проводила меня в аэропорт, и я улетела домой.

 

Что будет?

Когда я вернулась из Алма-Аты, в республике уже вовсю шла дискуссия о суверенитете, а в Союзе уже начали закрываться заводы и  фабрики. Нитки для колготок стали дефицитом. Дефицитом стало всё. Не успела я заработать миллион, как производственный бизнес себя исчерпал.

Зато началась борьба за независимость с дряхлеющей империей. В Литве образовался Саюдис – общественно-политическая организация, которая боролась за восстановлении независимости от Советского Союза. Все литовцы читали газету Саюдиса и спрашивали друг у друга: «Что будет?»

 В январе 1990 года в Литву ввели советскую армию. 12 января Саюдис созвал людей на митинг в Вильнюсе. Люди начали собираться у стратегических зданий: Сейм, радиовещание, телецентр. Такое же происходило и в Клайпеде. На главную площадь въехали танки, по городу ходили вооруженные солдаты. Было очень неприятно и боязно ходить мимо них. Горожане начали собираться вечерами у Горкома партии. Даже с темнотой люди не расходились, установили телеэкран и смотрели в прямом эфире, что происходит в Вильнюсе. А там, о боже! начались столкновения с армией; около 11 часов вечера солдаты захватили телевидение и закончилась трансляция. Мы не знали, что происходит. Неужели будет война за независимость? У нас на площади танки и солдаты стояли на месте, не рыпались. Я конечно же тоже была вместе со всеми у Горкома и ждала какой-нибудь утешающей новости. Так как я жила рядом, то кипятила чай и разливала людям. Около часа или двух ночи по радио выступил кто-то из Сейма и сказал, что в Сейм солдаты не прорвались и ведутся переговоры с лидерами компартии. Наутро 13 января телевидение уже транслировало страшные последствия прошлой ночи, говорили о погибших. 8 февраля Литва отказалась признавать Конституцию Советского Союза и решение Сейма от 1940 года о вхождении страны в состав СССР. 

Пришла весна 1990 года. Время было непонятное. Начали закрываться предприятия, закрылось и моя грязелечебница, где я работала массажисткой подводного массажа. Надо было на что-то жить, и тут пригодился мой опыт колготочного бизнеса. Подружка Броня предложила цветочный бизнес: на 8-е Марта поехать с тюльпанами в Мурманск. Я согласилась не раздумывая.

 

не перключайтесь! продолжение о зимнем бизнесе следует

115 views

4 thoughts on “Алдона Групас. Мой зимний бизнес. #1

  1. Спасибо за воспоминания, Алдона! Вспомнилась Алматы… да, кофе из цикория, бешбармак, ассорти…)) Написано проникновенно, понравился рассказ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *